AlgART / Тексты

Виноват ли Оппенгеймер?

Даниэль Алиевский

В этой заметке рассматривается классическая проблема ответственности человека за действия, прямо не запрещенные Богом, но способные причинить зло. И предлагается возможный алгоритм, позволяющий человеку в некоторых ситуациях ответить на вопрос, можно ли сделать конкретное дело: будет это грехом или нет.

Приведем примеры ситуаций такого типа. Проще всего, пожалуй, пример программирования — здесь это классическая проблема. Допустим, я один из множества программистов, участвующих в разработке и совершенствовании операционной системы Windows (или Unix). В этом случае можно быть уверенным: в какой-нибудь военной технике, например, автоматизированной ракете или компьютере самолета, будет применяться именно эта операционная система. Получается, я непосредственно участвую в наращивании гонки вооружений — а в конечном счете в жестоком убийстве тысяч или (не дай Бог) миллионов людей, в том числе, очевидно, мирных жителей. Безусловно, война — страшный грех и преступление перед Богом и человечеством. Получается, я — соучастник? (Чтобы не вдаваться в споры о справедливых и несправедливых войнах, достаточно заметить: в любом случае не все войны и военные операции справедливы, и в неправедных войнах я тоже соучастник.)

То же самое можно сказать о большинстве программистов. Если я работаю над новым языком программирования, который (как я надеюсь) станет популярным, то на этом языке наверняка будут написаны какие-нибудь программы для управления боевой техникой. Если я делаю средство для разработки сайтов, скажем, какую-нибудь библиотеку, то, скорее всего, найдутся люди, которые используют мое средство для изготовления порносайта. Если я разработал новый качественный текстовый редактор, который будет пользоваться успехом, то практически со стопроцентной вероятностью найдется хоть один человек, который использовует его для создания грязной клеветнической статьи или манифеста фашистов.

В более общем виде можно поставить вопрос о научно-техническом прогрессе. Виноват ли Роберт Оппенгеймер в том, что руководил разработкой атомной бомбы? Виноваты ли ученые-физики, которые создали науку, позволяющую разрабатывать страшное современное оружие?

Вопрос не исчерпывается наукой. Существует множество путей влияния на мир, и очень часто не удается предсказать это влияние. Журналист, написавший резкую статью, может повлиять на развязывание войны. Писатель, написавший роман в жанре боевика, может привлечь подростка на путь преступности. Врач может вылечить будущего Гитлера. Учитель рисования, среди прочих, может обучить рисованию будущего автора порнографических комиксов. А тренер дзю-до — научить основным приемам будущего телохранителя крупного наркоторговца. И даже простой слесарь на заводе может выточить нож, который станет орудием серийного убийцы.

Давайте свяжем эту проблему с другой известной проблемой: теодицеей. Всемогущий Бог, разумеется, может остановить любое преступление. Когда маньяк-убийца готов схватить маленькую девочку, Бог может поразить его... например, острой болезнью, которая заставит его забыть о всех прежних планах. Когда террорист готов взорвать автобус, Бог может поразить его инфарктом. Когда пилот бомбардировщика сбрасывает бомбу, которая попадет в детский садик, Бог может сделать так, чтобы механизм «заел» и бомба упала в безопасном месте. Почему Бог этого не делает?

На этот вопрос существует классический ответ — не решающий, конечно, всю проблему теодицеи, но достаточный для нас. Это свобода выбора. Бог настолько уважает нас, Своих детей, что никогда не позволяет Себе вмешиваться в наш выбор. Он предупреждает — через Библию и множеством других способов, Он учит, как правильно жить, Он наказывает за совершенный грех — но Он позволяет убийце убить, генералу развязать войну, а насильнику совершить насилие. Бог вмешивается лишь в крайних ситуацих, крайних не с нашей, человеческой, точки зрения, а с глобальной: например, если мы, Его дети, готовы в своих военных «играх» уничтожить всю созданную Им биосферу.

Так разве же мы, Его дети, созданные по Его образу и подобию, не должны столь же уважать свободу выбора других людей? Да, если ты изготовил нож, то кто-то может использовать его для убийства — но ведь прежде всего Сам Всевышний создал убийцу! Бог не отказался творить того человека, хотя, в отличие от нас, провидел будущее. Как же мы можем отказываться творить всего лишь нож? Бог не отказался потому, что у убийцы есть свобода выбора: этот же самый человек имеет возможность стать праведником. Так и покупатель ножа, быть может, применит его в турпоходе для хороших целей. Мы не вправе решать за людей, как они поступят, и лишать их возможности воспользоваться результатом нашего труда.

С другой стороны, легко понять, что некоторые поступки нельзя оправдать таким образом, даже если неочевидно прямое нарушение Божественных запретов. Приведу пример. Допустим, ты разрабатываешь веб-сайт, и заказчик прислал тебе материалы (тексты, фотографии), из которых ясно, что этот сайт будет проповедовать расизм и призывать к убийству. Разработка сайтов, конечно, Богом не запрещена. Но в данном случае уже нельзя сказать, что использование твоей работы во благо или во зло — будущий выбор других людей. Нет, выбор уже сделан, и ты его знаешь — решение заказчика опубликовать материалы в Интернете. И ты знаешь, что такой выбор запрещен Богом — он противоречит заповеди любви к ближнему. Помогая заказчику, фактически, ты присоединяешься к его выбору и соучаствуешь в преступлении. Нужно ли говорить, что Бог — хотя сотворил всех убийц мира — в этой ситуации отказался бы помогать расисту-подстрекателю?

Аналогичный пример — если ты переводчик и участвуешь в переводе текста, который, как тебе кажется, аморален и противоречит Библии: например, содержит клевету или злословие. Ты, конечно, не автор, но ты прочел текст и осознанно помогаешь автору — значит, если текст несет зло, то и ты лично участвуешь в этом зле.

Наконец, наиболее классический пример — если ты солдат. Да, ты не автор приказа, который тебе отдали, но если ты видишь, что конкретно этот приказ преступен, скажем, ведет к бессмысленной гибели невинных мирных жителей, то, исполняя такой приказ, ты становишься соучастником преступления.

Подводя итоги, мы приходим к следующему критерию.

Совершая поступок, который может привести ко злу, но прямо не запрещен Заповедями Бога, следует задуматься, какая из двух ситуаций имеет место:

  1. зло, которое может произойти из твоих действий, является проявлением свободной воли других людей, которые будут пользоваться результатами твоего поступка — применяя созданный тобой инструмент, читая сделанные при твоем участии тексты, следуя твоим инструкциям и т.д.
  2. или результаты твоих действий сами по себе содержат какое-то зло, например, нарушение прямых Заповедей Бога, изложенных в Библии — и в этом случае неважно, действуешь ли ты по своей инициативе или работаешь на кого-то: в любом случае ты несешь ответственность вместе со всеми другими участниками, делающими это дело.

Более просто это можно сформулировать так: попытайся представить, как бы поступил в этом случае Бог, по образу и подобию которого ты создан. Если твое действие — из ряда тех, которые Бог допускает, охраняя свободу выбора людей, в том числе свободу выбора творить зло — значит, в этом нет греха. Так, сотворение романа или программы в этом плане ничуть не более грешно, чем сотворение Богом конкретного человека или дарование людям тайны огня. Если же тебе трудно представить, чтобы Бог поступил подобным образом, руководствуясь теми же мотивами — то лучше воздержаться. Да, Бог убивает мирных жителей (собственно, именно Он в конечном счете принимает решение о смерти всех нас), но Он, конечно же, не станет делать это несправедливо, только ради исполнения приказа Своего творения-военачальника. Коротко говоря: постарайтесь быть подобными Богу!

Понятно, что этот метод не позволяет разрешить множество трудных ситуаций. Достаточно снова вспомнить бомбу: если прямо сейчас не идет война и множеству людей, в том числе твоим близким, не угрожает смерть от врага, то далеко не так очевидно, можно ли изготовлять оружие. С одной стороны, само по себе оружие злом не является и теоретически даже может быть применено в мирных целях. Это можно сказать, в некоторых ситуациях, про ядерную бомбу: когда-нибудь ядерная ракета может спасти человечество от астероида. С большой уверенностью это можно сказать про охотничий нож. Это первая ситуация. С другой стороны, если ты работаешь на заводе, который строит танки, то не нужно много ума, чтобы понять: практически наверняка эти танки будут использованы для убийства. Это, безусловно, вторая ситуация. В этом случае ты должен задать себе вопрос: если ты окажешься тем генералом, который отправит эти конкретные танки убивать людей, твоя совесть позволит тебе отдать такой приказ? Если нет, то нужно увольняться с завода. Я думаю, во времена Второй Мировой войны, скажем, для подавляющего большинства русских или англичан такой вопрос не стоял: они не только были готовы отправлять танки в бой, но и фактически воевали за свою родину. А вот сейчас, когда Россия и Великобритания ни с кем не воюют, и даже трудно себе представить, чтобы жизни жителей этих стран угрожала опасность со стороны врага, которую можно отразить обычными танками, — возможно, эта проблема окажется непростой.

Разумеется, возможны промежуточные ситуации, которые трудно причислить к одной из двух групп: изготовление не ножа, но кинжала, обучение не спортивному бою, а искусству убивать, не разработка теории ядерного распада, но разработка конкретной атомной бомбы, которую планируется применить.

Таким образом, вопрос, поставленный в заголовке, остается без ответа. Но Бог не всегда ставит нас перед настолько тяжелым выбором. Я надеюсь, что предлагаемый критерий поможет кому-то выбрать правильное решение в трудной ситуации — с Божьей помощью.

Август 2010 г.




Если кому-либо захочется высказать мнение по поводу написанного, добро пожаловать на мой блог, тема «Виноват ли Оппенгеймер?» http://danielalievsky.livejournal.com/21397.html.

  Главная     О Боге и не только     Библия     М. Анкудинов     AlgART Libraries     WebWarper  
Hot at AlgART: HTML для чайников | Trinity for non-Christians | Диалог с Богом | Religion and Geometry