AlgART / Тексты / Статьи Эли Тальберга

Голос тонкой тишины

Эли Тальберг

Посвящается светлой памяти рава Ицхака Зильбера

У вас в жизни случалось такое, когда хочешь сделать что-то хорошее, важное, что принесет пользу и Богу, и людям? Потом стараешься, прикладываешь усилия, но упираешься в стену равнодушия и непонимания. Еще больше усилий — и опять ничего! Все душевные силы на пределе — результата не видно! Потом наступает состояние внутренней тишины и покоя, когда уже ничего не хочется. Нет, это не депрессия; это просто отсутствие каких бы то ни было душевных сил: «Не дано — значит, не надо». Потом в том же состоянии отрешенности делаешь еще один звонок по телефону или какое-то другое действие — и получаешь результат, которого ты так добивался. Получаешь тогда, когда уже нет сил даже радоваться. А ведь далеко не все доходят до конца, не у всех хватает сил на тот последний шажок, который должен был привести к результату. Но если его не сделал — вот тогда жизнь действительно останавливается. Восстановившиеся силы больше уже не будут направлены на позитив.

Так гореть и так перегорать дано не всем. Это, если хотите, «профессиональная болезнь» избранных людей. Бог открывает эту формулу жизни пророку Элияhy. После многих лет борьбы пророка за восстановление духовности в народе Израиля, после великой победы над жрецами Бааля на глазах у всего народа, Элияhy не видит никаких результатов: народ расходится по домам, а самому Элияhy угрожает смерть от прислужников Изевели. Бог приводит пророка к горе Хорев и показывает ему следующее видение: «И вот Господь проходит, и ветер великий и сильный, разделяющий горы и сокрушающий скалы, пред Господом, не в ветре Господь. А после ветра землетрясение, не в землетрясении Господь. А после землетрясения огонь, не в огне Господь. А после огня голос тонкой тишины. И было: когда услышал Элияhy, то закрыл он лицо свое плащом и вышел...» (Млахим I 19). Через ураганный ветер, землетрясение и огонь прошел Элияhy, но выдержать «голос тонкой тишины» он не смог.

На повторный вопрос Бога: «Что тебе здесь, Элияhy?» — он отвечает теми же, что и до видения, словами досады и разочарования. Он больше не настроен на позитив, а значит, не может выполнять функцию пророка. Элияhy получает от Бога последние инструкции и сдает свои полномочия. Ни у кого не повернется язык осудить пророка Элияhy. Но все-таки что-то он не доработал в этом мире, если его душа обязана присутствовать на каждой брит-миле и лететь на помощь рискующим своей жизнью ради Торы. К таким, например, как рав Ицхак Зильбер. Очень аккуратный в высказываниях, он все же не мог не признать, что несколько раз в жизни пророк Элияhy приходил ему на помощь. Но даже не это главное. Главное, на мой взгляд, в личности рава Ицхака, в том, что после всех «ветров, землетрясений и пожаров» в его жизни он смог дойти до звука тонкой тишины, не потеряв любви к Богу и к людям. Он как бы остался в этом состоянии звука тонкой тишины. В этом состоянии он потихоньку проникал в закрытые кабинеты рабанута. В этом состоянии он принимал каждого, кто обращался к нему за помощью. Каждого (это можно повторять тысячи раз!) он выслушивал, вникая и в ситуацию, и в состояние души пришедшего. И к нему бежали со своими «ветрами, землетрясениями, пожарами», а он делился своей тонкой тишиной...

Один раз после приема равом Ицхаком посетителя я взбунтовался: «Рав Ицхак, он столько времени Вам плакался из-за такой мелочи! У меня ситуация гораздо сложнее, но я не обращаюсь к Вам со своими проблемами!» Рав Ицхак, выслушав, спокойно ответил: «Этот человек больше терпеть не может. У каждого человека свой предел». Потом он добавил: «Когда ты не сможешь вытерпеть, ты тоже ко мне придешь...» Рав Ицхак был прав. Настало время — и я пришел.

Много вещей я сохранил в памяти как Тору рава Ицхака. Приведу такой случай. Одна жизненная ситуация, когда я пытался помочь, продиктовала мне вопрос: «Рав Ицхак, Тора ко многим заповедям, касающимся отношения к другим людям (например, запрет притеснять гера, вдову, сироту), добавляет: «...потому что вы сами были рабами в Египте». Что означает такое добавление? Это констатация факта (объясняет доброту людей) или моральный приказ?» Рав Ицхак ответил моментально: «Это моральный приказ. От жизненных трудностей человек может стать злым и жестоким, но Тора нам приказала проявлять милосердие, несмотря на то, что ты сам пережил».

Рав Ицхак ушел. Скромно жил, и ушел скромно: накануне Девятого ава, когда увеличить скорбь уже больше некуда. Но остались дети и ученики. Есть уже ученики учеников. А еще остались его «моральный приказ» и его голос тонкой тишины.

  Главная     8-й День творения     М. Анкудинов     Конец света с точки зрения здравого смысла     AlgART Libraries